Жилищное обеспечение военнослужащих в избранном месте жительства

Дата публикации: 
24.01.2015

жилье для военнослужащих

 

В настоящее время законодательством Российской Федерации предусмотрено разнообразие форм жилищного обеспечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которые предназначены для удовлетворения их жилищной потребности как во время прохождения военной службы, так и при увольнении с нее. Служебное жилищное обеспечение и сопутствующие ему в качестве временной меры такие формы, как предоставление жилых помещений маневренного фонда или общежитий, аренда жилых помещений воинскими частями, применяются исключительно во время прохождения военной службы. Выдача государственного жилищного сертификата (ГЖС), напротив, осуществляется только при увольнении. Предоставление жилых помещений в собственность, по договору социального найма, предоставление жилищной субсидии, а также приобретение жилья при участии в накопительно-ипотечной системе (НИС) предназначены для обеспечения жильем военнослужащих во время военной службы или при увольнении.

Особенностью действующей системы жилищного обеспечения, представляющей собой совокупность указанных форм, является постепенный переход к НИС как единственной возможной форме жилищного обеспечения военнослужащих при увольнении с военной службы. Предположительно к 2023 г. все военнослужащие будут участниками НИС, что позволит им после увольнения воспользоваться накопленными денежными средствами для приобретения жилого помещения в избранном месте жительства. Иные формы жилищного обеспечения на участников НИС не распространяются. Таким образом, предоставление военнослужащим жилых помещений в избранном постоянном месте жительства перестанет применяться.

Однако в результате проведенного нами исследования было выявлено, что предоставление жилых помещений в избранном постоянном месте жительства по-прежнему остается очень востребованной формой. Она гарантирует военнослужащим при увольнении с военной службы обеспечение жильем в натуральном виде в том населенном пункте, куда они пожелают переехать с места дислокации воинской части. Занимая в системе жилищного обеспечения наиважнейшее место, данная форма содержит в себе механизм реализации права на жилище и свободу выбора места жительства. Важной особенностью предоставления жилых помещений в избранном постоянном месте жительства является делегируемое субъекту право получить жилье на условиях социального найма, которое ни в коем случае не должно быть умалено. Жилищный фонд социального использования нельзя считать морально устаревающим объектом предоставления жилья, так как это вполне адекватная альтернатива, позволяющая гражданину избежать бремя собственника жилого помещения.

Замена предоставления натуральных социально-экономических благ на денежные компенсации, по нашему мнению, возможно, и способна привести к решению проблемы жилищного обеспечения военнослужащих, но с точки зрения социального государства, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь гражданина, не только деньги способны удовлетворить человеческие потребности. Остро нуждаясь в социальной защите, военнослужащие при увольнении с военной службы должны обладать необходимыми материальными условиями для дальнейшей жизнедеятельности, и в этом смысле жилое помещение имеет большее значение, нежели денежные средства, способные обесцениться и требующие приложения максимума усилий для приобретения на них в кратчайший срок необходимого жилища.

В данной связи нами был сделан вывод, что в силу большей социальной значимости жилья в натуральном виде право на получение жилых помещений в избранном постоянном месте жительства должно всегда оставаться неотъемлемой частью статуса военнослужащего. Для этого необходимо, чтобы система жилищного обеспечения военнослужащих предусматривала возможность выбора между получением денежных средств или получением готового жилого помещения в избранном постоянном месте жительства при увольнении с военной службы.

В отличие от обеспечения жильем посредством участия в НИС способность военнослужащего стать субъектом предоставления жилого помещения в избранном постоянном месте жительства детерминирована общей продолжительностью его военной службы, основанием для увольнения с нее и нуждаемостью в жилом помещении. Из анализа ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" нами усматривается ничем не обоснованное и не имеющее какой-то смысл ограничение права на получение жилых помещений в избранном постоянном месте жительства военнослужащих, заключивших контракт до 1 января 1998 г., которое может возникнуть у них только при увольнении с военной службы по "льготным" основаниям, тогда как военнослужащие, обеспечиваемые на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, приобретают право на жилищное обеспечение в указанной форме по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более вне зависимости от основания для увольнения. По нашему мнению, указанное ограничение является следствием непоследовательного нормативного регулирования. Законодательное установление различных между собой условий для жилищного обеспечения военнослужащих в зависимости от времени поступления на военную службу по контракту не отвечает одной из основных целей дифференцированного подхода к отношениям по социальной защите военнослужащих, заключающейся, как верно отмечено Н.В. Антипьевой, в нивелировании ограничений, связанных с прохождением военной службы .

Представляется интересным обратить внимание на то, какие существуют различия в условиях применения других форм жилищного обеспечения военнослужащих по сравнению с предоставлением жилых помещений в избранном постоянном месте жительства. Например, право на получение ГЖС приобретают не только военнослужащие, достигшие общей продолжительности военной службы 10 лет и более и подлежащие увольнению по достижении предельного возраста, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, но также и военнослужащие, достигшие выслуги 20 лет и более и подлежащие увольнению с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам. Участники НИС получают право на использование накоплений для приобретения жилого помещения также при увольнении с военной службы по семейным обстоятельствам, если достигли общей продолжительности военной службы 10 лет и более.

Увольнение по состоянию здоровья в некоторых случаях, которые необходимо специально оговорить в законе, должно быть установлено в качестве основания для жилищного обеспечения без учета выслуги. Дело в том, что после вступления в силу Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) все нормативные правовые акты должны быть приведены в соответствие с ним. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 103 ЖК РФ не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений инвалиды из числа военнослужащих, ставших инвалидами I или II групп вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы либо вследствие заболевания, связанного с исполнением обязанностей военной службы. Из указанного следует, что для таких военнослужащих, не достигших 10 лет общей продолжительности военной службы, подлежащих увольнению по состоянию здоровья и в связи с этим обязанных освободить служебное жилье, не предусмотрено никакой формы дальнейшего жилищного обеспечения, хотя предоставление других жилых помещений гарантировано им нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

На основании вышеизложенного представляется, что жилые помещения в избранном постоянном месте жительства должны предоставляться признанным нуждающимися в жилых помещениях военнослужащим-гражданам, которые не являются участниками НИС, при увольнении с военной службы по контракту:

- после достижения общей продолжительности военной службы 20 лет и более;

- по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья, по семейным обстоятельствам или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более;

- при наличии инвалидности I или II групп вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы, либо вследствие заболевания, связанного с исполнением обязанностей военной службы, вне зависимости от общей продолжительности военной службы.

Основываясь на данном выводе, в ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" необходимо внести соответствующие изменения в целях закрепления единых для всех категорий военнослужащих условий, при соблюдении которых у них возникает право на получение жилых помещений в избранном постоянном месте жительства.

Признание военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, по основаниям, установленным ст. 51 ЖК РФ. Однако, как показывает объективная реальность, для военнослужащих, как специальных субъектов права на жилище, одних лишь общих оснований для признания нуждающимися для полного удовлетворения их жилищных потребностей при увольнении явно недостаточно. По нашему мнению, специфика прохождения военной службы диктует необходимость применения как общих, так и специальных оснований, которые должны быть закреплены в статусе военнослужащего.

Полагаем, что в Федеральном законе "О статусе военнослужащих" должно содержаться лишь указание на нуждаемость в жилье как условие для предоставления жилого помещения в избранном постоянном месте жительства с отсылкой к перечню оснований, установленному специальным межведомственным нормативным правовым актом. В данной связи представляется необходимым расширить устанавливаемые Правительством Российской Федерации правила признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях дополнительными основаниями для принятия их на учет по избранному постоянному месту жительства.

Вопрос о том, наличие каких жилищных условий следовало бы отнести к таким основаниям, является дискуссионным. С нашей точки зрения, справедливым было бы считать, что одно лишь волеизъявление военнослужащего о желании сменить место жительства после увольнения с военной службы само по себе должно являться основанием для признания его нуждающимся в жилом помещении в избранном населенном пункте, если военнослужащий в связи с прохождением военной службы проживает на особых территориях, к которым следует отнести закрытые военные городки и закрытые административно-территориальные образования, населенные пункты, расположенные в пограничной полосе, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями.

Как показало проведенное исследование, наиболее часто применяемым общим основанием для признания военнослужащих нуждающимися является обеспеченность общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы. Согласно ч. 5 ст. 50 ЖК РФ учетная норма устанавливается органом местного самоуправления, и в этой связи ее размер неодинаковый. Например, в Московской области находится 67 муниципальных образований , устанавливающих в пределах своих административных границ учетную норму, размер которой варьируется от 8 до 14 квадратных метров общей площади жилого помещения. Такое разнообразие приводит к тому, что право военнослужащего на жилищное обеспечение попадает в зависимость от того, какой населенный пункт избирается им в качестве постоянного места жительства или в каком населенном пункте он проживает до увольнения с военной службы.

Следует отметить, что органы местного самоуправления при определении размера учетной нормы ориентируются только на норму предоставления, ими же установленную. Определенная для военнослужащих на федеральном уровне специальная и общая для всех населенных пунктов норма предоставления при этом никакой роли не играет. По нашему мнению, давно назрела необходимость установить единую учетную норму в целях признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях. В силу положений ч. 5 ст. 12, ч. 3 ст. 49 и ч. 6 ст. 50 ЖК РФ размер учетной нормы для военнослужащих может быть установлен либо в федеральном законе, либо в указе Президента Российской Федерации.

Мы полагаем, что размер единой учетной нормы для военнослужащих должен быть установлен указом Президента Российской Федерации. По сравнению с федеральным законом правовой акт главы государства легче подвергается изменениям, что является важным в условиях постоянного роста размера социальной нормы жилья. При этом, представляется необходимым законодательно определить, что размер учетной нормы не только не может превышать размер нормы предоставления, но и не должен быть ниже его. Для военнослужащих такой уровень определен в размере 18 квадратных метров общей площади жилого помещения. Таким образом, установление учетной нормы, равной норме предоставления, позволит военнослужащим и их семьям достичь федерального стандарта для проживания, что, несомненно, имеет важное социальное значение.

Нуждаемость военнослужащего в жилом помещении подразумевает наличие официального и формального юридического акта признания нуждающимся, который может быть принят только уполномоченным органом. Как показали наши исследования, в настоящее время не существует единого подхода к определению организационно-правового статуса уполномоченного органа и формы принимаемых им решений. Таким органом может быть как структурное подразделение федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, так и не входящие в его структуру подведомственная организация или совещательный орган. В одних ведомствах аппарат жилищного обеспечения военнослужащих в зависимости от модификации системы жилищного обеспечения получил дополнительные обязанности и полномочия с сохранением принципов функционирования. В других ведомствах произошла коренная реорганизация с созданием нового аппарата, действующего по принципиально иной схеме принятия решений.

В отличие от Минобороны России в ФСБ России и ФСО России была сохранена система жилищных комиссий. В большинстве своем критика жилищных комиссий как инструмента принятия решений по жилищным вопросам военнослужащих строится на их архаичности. В настоящее время деятельность жилищных комиссий стала заключаться в их периодических заседаниях, на которых заслушиваются подготовленные заранее предложения по вопросам, входящим в компетенцию комиссии, и проводится голосование об их принятии или непринятии. Тем самым устанавливаются юридические факты по рассматриваемым вопросам. Решения принимаются на основе личного мнения каждого из членов комиссии, а не профессионального знания в области жилищного и военного права.

Вместе с тем, коллегиальность способствует всестороннему обсуждению вопроса, анализу различных точек зрения, в процессе обсуждения которых принимаются наиболее правильные и авторитетные решения. В государственном управлении коллегиальность отличает больший демократизм, что исключает возможность чрезмерной концентрации власти в руках одного должностного лица и незаконного ее присвоения. Это в конечном итоге не позволяет исполнительной власти трансформироваться в тоталитарную и авторитарную системы . Однако мы считаем, что это мнение будет справедливым только в том случае, когда в принятии коллегиального решения участвуют исключительно компетентные лица, в должностные обязанности которых входит принятие решений по жилищному обеспечению военнослужащих, что требует наличия специальных знаний в данной области правоотношений.

По мнению некоторых ученых, жилищные комиссии необходимы для вынесения решений рекомендательного характера, которые должны являться основой для принятия должностным лицом окончательного решения . Судебная коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отмечала, что жилищные комиссии предназначены для осуществления предварительного рассмотрения вопросов и должны давать заключения в форме рекомендаций для принятия решений уполномоченными органами .

В связи с изложенным мы считаем, что для своевременного принятия обоснованных и законных решений по обращениям военнослужащих о признании их нуждающимися в жилых помещениях в избранном постоянном месте жительства оптимальным было бы наделение статусом уполномоченного органа специального штатного структурного подразделения федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, имеющего при необходимости территориальные подразделения. Решения о признании (отказе в признании) военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях должны приниматься в единоличном порядке руководителем уполномоченного органа или руководителями территориальных подразделений на основании рекомендаций, вынесенных в коллегиальном порядке совещательной комиссией, состоящей из лиц, обладающих соответствующей компетенцией в сфере жилищного обеспечения военнослужащих.

В соответствии с действующим нормативным правовым регулированием военнослужащие, признанные нуждающимися в жилых помещениях, подлежат принятию на специальный учет, который необходимо вести для упорядочивания предоставления жилых помещений, планирования расходов на строительство и приобретения жилья, фиксации сведений о жилищных условиях военнослужащих и контроля над сохранением оснований для их жилищного обеспечения. Регламентация учета представляется особенно важной не только с организационной, но и с правовой точки зрения.

Сравнительный анализ ведомственных нормативных правовых актов позволил выявить различия в осуществлении федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, учета военнослужащих в качестве нуждающихся в жилых помещениях. По нашему мнению, практикующееся в большинстве органов включение военнослужащих, признанных нуждающимися в жилых помещениях в избранном постоянном месте жительства, в единую систему учета вместе с военнослужащими, нуждающимися в жилых помещениях или улучшении жилищных условий по месту военной службы в период ее прохождения, является неправильным и не отвечающим государственным интересам.

Военнослужащие, признанные нуждающимися в жилых помещениях в избранном постоянном месте жительства, должны реализовать свое право одновременно с прекращением военной службы. Законодательный запрет на увольнение не обеспеченных жильем военнослужащих без их согласия ведет к неоправданному удержанию их на военной службе, в то время как имеющиеся в наличии у военного ведомства жилые помещения не могут быть предоставлены им по очереди в силу более позднего принятия на учет. Скорейшее жилищное обеспечение граждан, утративших связь с военной службой, является приоритетным интересом военной организации государства, так как способствует своевременному освобождению и предоставлению другим военнослужащим жилых помещений специализированного жилищного фонда.

По нашему мнению, социальный статус военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, подразумевает гарантию на предоставление им жилых помещений в избранном постоянном месте жительства в преимущественном порядке. Ранее была выработана и неоднократно применена правовая позиция, в соответствии с которой граждане, уволенные с военной службы, обладают правами на получение жилья на льготных основаниях. Они включались в отдельный список нуждающихся в улучшении жилищных условий наряду с общим списком лиц, принятых на жилищный учет .

Логично предположить, что федеральные органы исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, также должны были вести раздельный учет военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях по месту службы в период ее прохождения, и военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях по избранному постоянному месту жительства. Однако большинство органов не стали придерживаться этого принципа, что послужило одной из причин резкого увеличения числа граждан, находящихся в распоряжении командиров воинских частей, и роста социальной напряженности среди них.

Таким образом, федеральным органам исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, необходимо вести учет военнослужащих, признанных нуждающимися в жилых помещениях в избранном постоянном месте жительства, отдельно от военнослужащих, подлежащих обеспечению жильем в период прохождения военной службы. Унифицированные правила ведения данного учета должны быть определены на межведомственном уровне. Указанным органам надлежит установить административные регламенты предоставления государственной услуги по учету военнослужащих, признанных нуждающимися в жилых помещениях в избранном постоянном месте жительства.

Результатом жилищного обеспечения военнослужащих в натуральной форме является возникновение у них права собственности или права пользования конкретным жилым помещением. Только при появлении такого результата социальные обязательства государства считаются выполненными.

С одной стороны, представляется положительным, что в соответствии с последними изменениями, внесенными в ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", полномочия по установлению порядка предоставления жилых помещений в собственность перешли на ведомственный уровень. Это позволит каждому соответствующему органу с учетом своего накопившегося опыта и особенностей функционирования наиболее оптимально организовать работу по жилищному обеспечению военнослужащих. С другой стороны, процесс предоставления жилья выходит за сферу деятельности того или иного органа, так как переход права собственности на жилое помещение подлежит государственной регистрации, что требует соблюдения определенных правил предоставления, установленных на межведомственном федеральном уровне.

Ранее действовавшей редакцией Федерального закона "О статусе военнослужащих" было предусмотрено, что жилые помещения предоставляются военнослужащим в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба. Эта норма консолидировала все органы по наличию у них полномочия отчуждать недвижимое имущество Российской Федерации в личную собственность граждан. Из новой редакции названного Закона данная формулировка была исключена. В данной связи возник вопрос, имеет ли право соответствующий орган принимать решение о предоставлении жилого помещения в собственность? Следует обратить внимание на то, что специальным актом Правительства Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, были уполномочены принимать решения о предоставлении жилых помещений специализированного жилищного фонда .

В связи с изложенным полагаем необходимым Правительству Российской Федерации принять аналогичный акт о наделении всех федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, полномочиями на принятие решений о предоставлении жилых помещений в собственность или по договорам социального найма.

Вступившие в силу с 1 января 2014 г. изменения в ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" выдвигают ряд новых требований к порядку предоставления жилых помещений в избранном постоянном месте жительства. Анализ законодательных новелл, а также правоприменительной практики, сложившейся до их появления, позволил выделить несколько общих правил, которыми необходимо руководствоваться федеральным органам исполнительной власти. Особое значение процесс распределения жилых помещений приобрел в связи с введением "правила одного отказа", из которого следует необходимость упорядочить получение формализованного согласия на предоставление распределенного ему жилого помещения или отказа военнослужащего от него.

По нашему мнению, порядком предоставления жилых помещений должен быть установлен определенный вид документа, в котором военнослужащий сможет выразить свою волю в отношении возможности получения распределенного жилья. Таким документом может быть непосредственно извещение, либо смотровой ордер, либо письменное заявление военнослужащего в уполномоченный орган, выражающее его желание или нежелание получить предложенное жилое помещение. Помимо формы документа, федеральным органам исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, необходимо установить порядок его регистрации и учета, а также срок на выражение военнослужащим своего согласия или отказа.

Новым аспектом жилищного обеспечения военнослужащих является последствие отказа от жилого помещения, соответствующего установленным требованиям. Изученная практика жилищного обеспечения показывает, что в случаях большой удаленности избранных мест жительства от мест службы военнослужащих невозможность осмотра распределенных жилых помещений в срок, отведенный на выражение желания относительно их получения, приводила к отказам от предложенного жилья. С введением "правила одного отказа" визуальный осмотр военнослужащим распределенного жилого помещения должен сопровождаться юридическим подтверждением его соответствия установленным требованиям. При получении извещения военнослужащий должен убедиться, что предложенное жилое помещение находится не только в избранном постоянном месте жительства и соответствует норме предоставления, но также отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям. Следовательно, оценка и признание помещения жилым и соответствующим предъявляемым к нему требованиям должна проводиться до его распределения. Результаты данного процесса в виде соответствующего документа межведомственной комиссии необходимо прилагать к извещению, в котором также указывается общая площадь жилого помещения и его адрес. Только при выполнении этого требования военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, состоящие на учете нуждающихся, будут иметь достаточные основания для выражения своего согласия или несогласия на предоставление распределенного жилого помещения в избранном постоянном месте жительства.

Наконец, последнее, на что хотелось бы обратить внимание в настоящий статье, это вопрос учета имущественного положения военнослужащего и членов его семьи при расчете размера положенного по закону жилья. Под имущественным положением понимается наличие жилых помещений в собственности или по договорам социального найма. Всякая форма жилищного обеспечения военнослужащих должна гарантировать им смену места жительства при увольнении с военной службы. Поэтому вполне справедливым и востребованным является установление возможности сдавать занимаемые жилые помещения по месту прохождения военной службы даже если они находятся в собственности. Для реализации данной возможности необходимо иметь более универсальный способ передачи жилых помещений из собственности граждан в государственную собственность, чем "расприватизация". Необходимо иметь в виду, что согласно закону о приватизации граждане вправе передать в государственную или муниципальную собственность принадлежащие им жилые помещения, если они были приватизированы, являются единственным местом постоянного проживания и свободны от обязательств. Эти условия налагают ограничения на сдачу жилья, полученного военнослужащими, например, по наследству, в дар, по договору купли-продажи или иным сделкам.

 

жилье для военнослужащих в москве