Альтернативные формы разрешения споров в спорте

Дата публикации: 
26.11.2014

споры в спорте

Становление спортивного права во многом связано с формированием и развитием различных негосударственных механизмов и институтов, призванных разрешать споры, возникающие в спортивной деятельности. Зачастую именно в результате рассмотрения таких споров вырабатываются специфические принципы и нормы регулирования отношений в сфере спорта. Как указано в одном из решений Спортивного арбитражного суда в Лозанне (Швейцария), "спортивное право развивалось и укреплялось (объединялось) на протяжении многих лет, в особенности посредством разрешения споров третейскими судами, в результате чего сформировался ряд неписанных правовых принципов - своего рода lex mercatoria для спорта..." . Поэтому исследование форм разрешения споров в данной сфере имеет большое значение как для практической юридической деятельности, так и для теоретического осмысления феномена спортивного права.

В Российской Федерации деятельность негосударственных органов, разрешающих различные дела в сфере спорта, получила довольно широкое распространение. Во многих общероссийских спортивных федерациях действуют специализированные дисциплинарные подразделения; при общероссийской независимой национальной антидопинговой организации "РУСАДА"  функционирует дисциплинарный орган по рассмотрению дел о нарушении антидопинговых правил; создано несколько специализированных спортивных арбитражей (Спортивный арбитраж при Торгово-промышленной палате РФ, Олимпийском комитете России); российские спортсмены и физкультурно-спортивные организации обращаются за защитой своих прав в Спортивный арбитражный суд в Лозанне.

В последнее время появился целый ряд работ, посвященных различным аспектам разрешения споров, связанных со спортивной деятельностью, без привлечения государственных судов или иных органов государственной власти. В этих исследованиях обосновывается понятие "спортивный спор" , обобщается и анализируется соответствующая практика , разрабатываются предложения по внесению изменений в законодательство, направленных на внедрение различных вариантов такого разрешения указанных споров .

Деятельность негосударственных субъектов по рассмотрению споров в спорте получила отражение в законодательстве Российской Федерации. С одной стороны, в данном контексте можно указать законодательные акты, которые устанавливают возможность для спорящих сторон обращения за разрешением конфликтной ситуации не только в органы государственной власти (безотносительно к тому, какую сферу жизнедеятельности затрагивает спор), - федеральные законы от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"  и от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" . С другой стороны, и отраслевое законодательство в сфере спорта фактически признает возможность негосударственных форм разрешения споров. В этой связи можно привести следующие положения Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" : закрепление принципа сочетания государственного регулирования отношений в области физической культуры и спорта с саморегулированием таких отношений субъектами физической культуры и спорта (п. 3 ст. 3); признание права общероссийских спортивных федераций по видам спорта устанавливать спортивные санкции (п. 5 ч. 1 ст. 16); отнесение к ведению общероссийской антидопинговой организации проведения слушаний с применением санкций в случае нарушения спортсменами, персоналом спортсмена антидопинговых правил (ст. 26.1).

Внедрение негосударственных форм разрешения споров в спорте обусловлено целым рядом факторов. В частности, в исследовательской литературе обращается внимание на то, что данный процесс неразрывно связан с оформлением профессионального спорта как разновидности бизнеса. Например, В.В. Чубаров относит расширение предпринимательских начал в спорте к экономическим предпосылкам появления такой альтернативной формы разрешения споров в спорте, как спортивный арбитраж (третейское разбирательство). Он указывает также и на правовые предпосылки, а именно формирование специфической нормативной базы в сфере спорта (спортивного права) . Кроме того, многие исследователи отмечают, что развитие альтернативных форм разрешения споров в спорте находится в контексте выработки альтернативных государственным судам механизмов защиты прав и законных интересов различных субъектов, призванных обеспечить оперативность, конфиденциальность и привлечение лиц, обладающих специальными познаниями по предмету спора, к разрешению конфликтной или потенциально конфликтной ситуации.

Однако следует отметить, что активная деятельность негосударственных субъектов по разрешению споров в спорте обусловлена и таким явлением, как автономия спорта, является проявлением данной автономии. С конца 1980-х годов автономия спорта признается в официальных документах Совета Европы, Европейского союза .

Автономия, или самостоятельность, спорта в целом и добровольных спортивных организаций в частности провозглашается характерной чертой европейской спортивной модели. В конечном итоге данная модель должна быть ориентирована на обеспечение открытости и демократичности спорта. Так, в Резолюции N 1602 (2008), принятой Парламентской Ассамблеей Совета Европы в январе 2008 г., подчеркивается, что "следует поддерживать и защищать независимый характер спортивных организаций и признать их право самостоятельно организовывать тот вид спорта, за который они отвечают" . Автономия в спорте стала одним из главных пунктов повестки 11-й Конференции европейских министров, ответственных за развитие спорта, которая состоялась в Афинах в декабре 2008 года.

Большое значение в контексте обозначенной темы имеют Рекомендации Комитета Министров Совета Европы CM/Rec(2011)3, так как в них сформулированы характерные черты автономии спорта. В частности, в качестве неотъемлемого элемента такой автономии предлагается рассматривать право негосударственных некоммерческих организаций в области спорта свободно устанавливать, изменять и толковать спортивные правила .

Среди документов Европейского союза следует выделить Ниццкую декларацию 2000 года, в которой главами государств Европейского союза была выражена поддержка независимости и самостоятельности спортивных организаций в вопросах развития спорта , а также Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор об образовании Европейского союза, в том числе изменений в его ст. 149, направленных на признание специфики спорта, основанного на добровольной самоорганизации .

В определенной степени концепция автономии спорта была воспринята и российским законодательством. В соответствии с Федеральным законом "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" провозглашается принцип сочетания государственного регулирования и саморегулирования (п. 3 ст. 3). При этом саморегулирование в данном случае не следует понимать только в том смысле, в каком оно определено в Федеральном законе от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях" , т.е. как самостоятельную и инициативную деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и содержанием которой являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил . В узком смысле, применительно к специфике спорта, саморегулирование предполагает учет только тех специфических форм саморегуляции, которые закрепляются специальным законом в сфере физической культуры и спорта или реализуются на практике, будучи не запрещенными законодательством, и призваны отразить своеобразие отношений в данной сфере. В качестве примера такого саморегулирования можно привести деятельность общероссийских спортивных федераций по установлению правил и норм в том или ином виде спорта. При этом установление таких правил сопровождается закреплением санкций за их нарушение (обычно дисциплинарного характера) и формированием системы органов, привлекающих виновных лиц к ответственности.

Несмотря на то что негосударственные формы разрешения споров в спортивной сфере получили широкое распространение, активно вырабатывается соответствующая практика, сделаны определенные шаги в направлении признания на законодательном уровне таких форм разрешения споров в спорте, а также появились качественные исследовательские работы по данной тематике, нерешенными остаются еще многие проблемы как теоретического, так и практического плана. Одна из них связана с неоднозначностью понятия "альтернативные формы разрешения споров" применительно к спортивной сфере.

В отечественной юридической литературе пока еще не сложилось единого понимания того, что является альтернативной формой разрешения споров в спорте. Можно выделить как минимум две точки зрения. Первая из них основана на широком подходе. К альтернативным формам разрешения споров в данном случае относят все те, которые не связаны с деятельностью государственных судов и иных органов государственной власти. Например, М.Ю. Челышев выделяет три формы разрешения споров в спорте: государственные суды; постоянно действующие третейские суды; специализированные органы, созданные в спортивных организациях по разрешению споров. При этом, исходя из негосударственного характера двух последних форм, он объединяет их в одну группу и относит к альтернативным .

Е.В. Погосян по-иному трактует альтернативные формы разрешения споров в спорте. По ее мнению, различаются юрисдикционные и неюрисдикционные формы. К юрисдикционным относятся формы защиты прав субъектов спортивной деятельности, применяемые в государственных судах и специализированных третейских судах. Неюрисдикционные формы связаны с привлечением "иных... лиц (посредник, независимый эксперт) в рамках специальных досудебных процедур" . И именно неюрисдикционные формы Е.В. Погосян относит к разряду альтернативных, отмечая, что, в отличие от юрисдикционных форм, они основаны не на ретроспективном анализе уже допущенного нарушения, а направлены на предотвращение потенциальных конфликтов в будущем . В данном подходе отражена концепция понимания альтернативных форм разрешения споров как примиренческих процедур . И в этой интерпретации третейские суды уже не относятся к альтернативным формам разрешения споров в спорте.

Следует отметить, что с учетом всех нюансов и первая, и вторая точки зрения в конечном счете совпадают в вопросе выбора основного критерия установления альтернативных форм разрешения споров в спорте - упор делается на субъекты, полномочные разрешать возникший или урегулировать потенциальный спор в сфере спортивной деятельности. Если в первом случае альтернативность понимается как существование негосударственных структур наряду с государственными, то во втором разница между субъектами, полномочными разрешать такие споры, заключается в характере их деятельности (юрисдикционная или примирительная).

Вместе с тем сторонники приведенных выше позиций упускают из виду ряд важных обстоятельств, а именно наличие возможности выбора форм разрешения спора и характер самого спора.

Альтернативность предполагает определенную свободу усмотрения в поведении сторон - участников отношений, т.е. возможность выбора. Например, при наличии спора, возникающего из гражданско-правовых отношений, организации вправе обратиться в государственный суд, а могут прибегнуть к третейскому разбирательству. Федеральный закон "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" предоставляет возможность не доводить дело до разбирательства в суде, а использовать процедуры медиации.

Что касается характера спора, то от этого зависит сама возможность выбора вариантов разрешения конфликтной ситуации. В спорте споры возникают по самым различным вопросам. Они могут быть связаны с хозяйственной деятельностью субъектов физической культуры и спорта, трудовыми отношениями, корпоративными отношениями, интерпретацией правил игры и т.д. Учет многообразия споров, возникающих между субъектами спортивной деятельности, имеет большое значение для понимания того, какие способы разрешения споров относятся к альтернативным формам. В этой связи уместно упомянуть положения федеральных законов "О третейских судах в Российской Федерации" и "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)", в соответствии с которыми применение третейской процедуры или процедуры медиации зависит от того, возникает ли спор из гражданских правоотношений. Таким образом, не все конфликты могут быть улажены на основе процедур, предлагаемых указанными законодательными актами. Третейский суд и медиация подлежат применению только в определенных законом ситуациях.

Рассмотрение дел о применении дисциплинарных санкций в спорте, будь то санкции за нарушение антидопинговых правил или санкции за нарушение правил организации и проведения спортивного мероприятия, осуществляется на безальтернативной основе. В частности, в соответствии с частью 1 ст. 26.1 Федерального закона "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" создана общероссийская антидопинговая организация - некоммерческая организация, которая признана Всемирным антидопинговым агентством и целями деятельности которой являются разработка общероссийских антидопинговых правил, обеспечение соблюдения этих правил и элементов допинг-контроля; федеральный орган исполнительной власти в области физической культуры и спорта выступает от имени Российской Федерации в качестве одного из учредителей общероссийской антидопинговой организации.

Одна из задач данной организации состоит в проведении слушаний с применением санкций в отношении спортсменов, тренеров, иных специалистов в области физической культуры и спорта, в вину которым вменяется нарушение антидопинговых правил (п. 3 ч. 2 ст. 26.1 Федерального закона "О физической культуре и спорте в Российской Федерации"). Министерством спорта Российской Федерации утверждаются общероссийские антидопинговые правила, предусматривающие, что рассмотрение дел о возможном нарушении антидопинговых правил осуществляет независимый дисциплинарный орган, создаваемый при общероссийской антидопинговой организации (Дисциплинарный антидопинговый комитет), к компетенции которого отнесено выяснение того, было ли допущено нарушение антидопинговых привил и какие санкции должны быть применены к нарушителям антидопинговых правил  . При этом только Дисциплинарный антидопинговый комитет имеет соответствующие полномочия в отношении спортсменов общероссийского уровня и при проведении российских спортивных мероприятий. Каких-либо альтернативных форм рассмотрения таких споров не предусмотрено, т.е. выбора у лица, которое подозревается в нарушении антидопинговых правил, не существует.

Дела, связанные с применением санкций дисциплинарного характера за нарушения правил организации и проведения спортивных мероприятий также рассматриваются на безальтернативной основе. Они разрешаются в специализированных органах, создаваемых физкультурно-спортивными организациями: различных дисциплинарных комиссиях, комитетах и т.п., которые действуют в рамках общероссийских спортивных федераций или спортивных лиг, проводящих спортивные соревнования (Континентальной хоккейной лиги и др.).

В качестве примера можно привести деятельность дисциплинарных органов Общероссийской общественной организации "Российский футбольный союз". Устав данной организации предусматривает создание целой системы дисциплинарных органов. Контрольно-дисциплинарный комитет, в частности, выносит дисциплинарные санкции, установленные Дисциплинарным регламентом Российского футбольного союза (штраф, дисквалификация футболистов, проведение игры на нейтральном поле, без зрителей и т.п.). Решения этого комитета могут быть обжалованы в Апелляционный комитет Российского футбольного союза. Никакие иные варианты рассмотрения подобных дел не предусмотрены.

Таким образом, в случаях привлечения негосударственными структурами спортсменов, персонала спортсмена, спортивных клубов и др. к ответственности, связанной с наложением санкций карательного плана, применение альтернативных форм разрешения споров, возникающих в спорте, не допускается. При этом не важно, о каких санкциях идет речь - установленных актами органов государственной власти или непосредственно субъектами физической культуры и спорта.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что привлечение негосударственных структур к разрешению конфликта в спорте не всегда означает возможность использования альтернативных форм разрешения споров. Вместе с тем выбор негосударственных форм защиты прав не исключает применения альтернативных форм разрешения конфликтных ситуаций. Например, спор, вытекающий из гражданско-правовых отношений, может быть разрешен или в третейском суде, или посредством применения процедуры медиации.

Следовательно, альтернативность при разрешении споров в области спорта возможна, когда допускается выбор форм разрешения спора, что во многом обусловлено характером самого спора.

 

разрешение споров в спорте